Светлана Цымбалист

Избранное
ПРОЗРЕНИЕ

Мой дух, земною суетой отягощённый,
Почти забыл Отца и Сына имена.
Но вот, Святою Верой просветлённый,
Внезапно вспомнил, Кто его родня.

Не сразу я пришла к Тебе душой,

Хотя во мне Ты жил уже с рожденья, –
Глаза застил любви земной покой.
И лишь в страданиях пришло моё прозренье.

К Тебе горячие молитвы возношу,

К Твоим стопам в благоговенье припадаю,
И милости Твоей к себе прошу.
«Не покидай меня, мой Бог», – я умоляю.

Лишь у Тебя, Христос, ищу я очищенье,

Лишь у Тебя я набираюсь силы,
Лишь только Ты даришь мне вдохновенье.
Нет без Тебя меня, нет без Тебя России…


*        *      *

Бесконечные серые нити дождя…

Который день прожит без солнца.
Бог отмывает Землю от зла,
Старательно чистит до самого донца.

Если бы так можно было отмыть

И мысли, и чувства, и душу, и тело…
Господи, как же мне хочется жить
Радостно, просто, чисто и смело!

Но люди в загоне, природа в загоне,

И нет никому пощады.
Зло на Земле восседает на троне,
Строит свои баррикады.

Люди, очнитесь от злого дурмана:

В свободной продаже душа и честь,
Родина-Мать вся в зияющих ранах,
Слёз и страданий – не перечесть!

Что же случилось, люди, с нами,

Может, перевернулся свет?
Нет, во всём виноваты мы сами:
Мы не сказали бесчестию «НЕТ»!

*     *     *

Ещё земля насквозь прогрета солнцем,

И буйство красок украшает Лето,
А Осень уж стучит в моё оконце,
Даря улыбку нежную поэту.

Как Осень красотой своей пьянит!

Мне отказать ей просто невозможно –
И вот она уж за столом моим сидит.
Признаться, мне и сладко, и тревожно…

Снимаю плащ с её роскошных плеч,

К беседе юную особу приглашаю.
Не знаю, чем ещё её развлечь,
Душистым чаем с мёдом угощаю.

Сердиться, право, на неё грешно -

Ведь ей не терпится вступить в свои права,
И так разрисовать земное полотно,
Как может только лишь она одна.

Ей красок и фантазии не занимать,

И человеческая радость ей – награда:
Ведь Осень не умеет уставать,
Ей отпуска от творчества не надо.

Она приходит к нам издалека

Неспешным, лёгким, тихим шагом
И застаёт врасплох нас, как всегда,
Одаривая разноцветьем листопада.

Но скоро этот дивный листопад

Окончит в хладном воздухе круженье.
Когда-нибудь и, может, невпопад
Напомнит нам о нём воображенье.

И заморозки первые сожгут

Волшебные осенние пейзажи.
И Осень, не найдя нигде приют,
По Времени уйдёт из жизни нашей.

Заплачут горько кучевые облака,

И пожелтеют травы от печали.
Всё это только будет, а пока –
Природа буйствует в осеннем карнавале...



Народному художнику Украины Григорию Шкребелю.


Стоит у мольберта художник седой.

Ему размышлять у холста не впервой.
Куда же теперь его мысли влекут,
В какие края его манят, зовут?

Может, туда, где берег морской

Играет, пьянея, с лазурной волной?
А, может, к родимым полям и лесам,
К сияющим алой зарёй небесам?

Иль к отчему дому, где добрая мать

Ждёт – не дождётся сыночка обнять?
Может, к красавице деве одной,
Ставшей любимой и верной женой?

Может, припомнил он службу свою,

И горько ему, что уже не в строю?
Может, привиделись брат и отец?
Печально, что рано забрал их Творец.

Что же стоишь в забытьи молчаливом?

Скорбь и тоску развеют картины –
Ведь ты написал их, Мастер от Бога
Во славу, на благо народа родного.

Внезапно дар Божий раскрылся в тебе,

И всё изменилось в военной судьбе.
Жизнь засияла, час звёздный настал –
Полковник прекрасным художником стал.

Природа тебе подарила свой мир,

Раскрыла все тайны, её ты кумир.
Сколько в пейзажах любви, красоты!
В них счастьем и радостью светишься ты.

Пусть будет ещё прозорливей твой глаз,

Чтоб чудом искусства ты радовал нас.
Картины твои – наших душ исцеленье.
В них благодать Золотого Сеченья!

Божественность красок, пропорций во всём,

Вселенской гармонией полнится дом.
Ты нас осчастливил талантом своим,
Так «многая лета» твореньям твоим!


РОМАНС

Люблю ли Вас? Не ведаю, не знаю,

Но жизнь без Вас тосклива и пуста.
Быть рядом с Вами, боже, – сладость рая,
Вдали от Вас – мучения Христа.

Кто даст ответ – любовь ли это,

Иль наваждение, превратности судьбы,
Иль муки тщетные поэта –
Вернуть ушедшие мечты?

Придите, ангел мой, развейте все сомненья.

Вы душу растревожили мою.
Мне видеть Вас – и боль, и наслажденье.
Что ж, я Вас, кажется, люблю.

Вы – чудо мира, Вы – моя богиня,

Чисты, прекрасны, как сама Любовь.
Произношу с Надеждой Ваше имя,
В молитве Веру обретая вновь.


*     *     *

Я хотела согреться

У чужого костра.
Только вспыхнуло сердце
И сгорело дотла.

Ни надежд, ни желаний,

Рана болью саднит…
Но жестокость страданий
Искупленье дарит.

*     *     *

Вот солнца долгожданный луч

Блеснул с небес улыбкой нежной.
Лазурь прорвала серость туч –
Весна идёт походкой спешной.

Уж не трещит седой мороз,

Не слышно ветра завыванье.
Сосулькам не хватает слёз
С Зимой оплакать расставанье.

Уж снег в ручьях сошёл с полей,

Стоят сады в прозрачной дымке.
Я пью тепло весенних дней
И таю от любви, как льдинка.


*     *     *

Зима – холодная, надменная царица

Окрест рассыпала пушистые снега.
Что было до неё – уже не повторится,
Что будет – не узнать нам никогда.

Как фея из старинной русской сказки,

Природу погрузила в сладкий сон,
Сорвав с неё бессмысленную маску
Под ропот, перешедший в тихий стон.

Как ярок день, как первый снег искрится,

И солнца луч слепит мои глаза.
Мне хочется любви, хочу я вновь влюбиться,
Конечно же, в тебя, мой друг, опять в тебя.

Как хорошо вдвоём на лыжах прокатиться,

Иль посидеть с друзьями у костра.
Готовы счастьем мы с Зимою поделиться,
Чтобы и ночью к нам она была добра.

Приходит ночь. И снова вьюга злится,

И ветер греется опять в печной трубе.
Любовной страстию Зима в ночи томится,
Никак признаться не желая в том себе.

О ком же бредит в ледяной постели,

Кому принадлежит её наивная душа?
Пред чьею силою её морозы и метели
Встают по стойке «смирно», чуть дыша?

Так с кем она добра, тиха, стыдлива,

Кому готова честь и жизнь отдать,
И с кем всегда любезна и красива?
Об этом лишь Природа может знать.

Любовных мук не вытерпев томленье,

На днях во всём призналась мне она.
Как тщетно, гибельно её влеченье –
Царица в Солнце безнадёжно влюблена…

И вот она уже в объятьях Солнца.

Сбылись Зимы заветные мечты.
Так от чего ж, счастливая до донца,
Капелью звонкой зарыдала ты?

*     *     *

Не оставляй меня, любовь!


Ведь мне не вынести разлуки.

Ведь без тебя и мои руки,
Как плети, немощны, безруки.

Ведь без тебя бесцветны краски.

Не вижу лиц, одни лишь маски,
Страшнее страшного, как в сказке.

Ведь без тебя безмолвны звуки.

И в тишине лишь сердца стуки
Сопровождают мои муки.

Ведь без тебя душа пуста

Так, словно нет на мне креста.
Я как погасшая звезда.

Ведь без тебя я одинока,

Как путник, пришлый издалёка,
И не нашедший здесь тепла.

Ведь без тебя шаги неверны.

Мне не понятна жизни суть,
И смутен, сумрачен мой путь.

И, в скольких жизнях не жила б я,

И кем бы в них я не была,
Любовь, не оставляй меня!..






*     *     *

Мой милый сад – моё творенье,

Моя ожившая мечта.
В нём будни, словно воскресенья,
В нём – неземная красота.

Здесь роз волшебная краса

И лилий лёгкое дыханье.
Здесь отдыхают небеса
Под хризантем благоуханье.

Пион у розы – фаворит,

Он преклонил пред ней колени.
Готов, как преданный пиит,
Слагать сонеты ей без лени.

Люпин в камзоле голубом,

Прильнув к рудбекии прелестной,
Кружится в вальсе золотом.
Такой он рыцарь – верный, честный.

Ромашка в бархатном огне

Хитро на солнце щурится:
Знать, нагадала счастье мне…
Спасибо тебе, умница!

В рубашечке берестяной

Стоит красавица берёза.
И ветер-плут, старик седой,
Дарит ей сладостную грёзу.

Прижалась к ели голубой

Сирень, пардон, французская,
И что-то нежно шепчет той,
А ель-то наша, русская!

Здесь зайчик солнечный – малыш

Со мной играет в прятки,
Беззвучно оживляя тишь,
Теплом лаская грядки.

Гвоздик роскошное цветенье

И флоксов нежный аромат
Меня приводят в изумленье.
Я говорю СЕБЕ – виват!

Не страшен осени закат,

И старость мы не замечаем.
Мы пьём по-прежнему мускат
И радость бытия вкушаем.

Жаль, скоро эта красота

Сгорит в костре осеннем,
Но возвратится вновь сюда
Чудесным днём весенним.

*     *     *

Под монотонный шум дождя

Мне хорошо в беседке спится.
Во сне я вижу брата, мать, отца,
Своих сестёр родные лица.

Уж много лет, как вы покинули меня,

Осталась я одна на белом свете.
Как не хватает мне, отец, тебя,
Твоей улыбки тихой на рассвете,

Твоих умнейших, серых глаз

И добрых рук твоих упрямых.
Я целовала их не раз,
Когда болели твои раны.

К тебе, любимцу нашего села,

Шли за советом и слепой, и зрячий.
За ум и мудрость, добрые дела
Ты слыл «энциклопедией ходячей».

Ты «от и до» прошёл войну.

Что это значит – говорить не надо.
Я до сих пор, как библию, храню
Твои бесценные награды.

Для нас всегда ты был примером –

Любимым сухопутным капитаном
И настоящим русским офицером,
А в детских играх – добрым атаманом.

Не ведаю, чего бы ты не мог, не знал,

А как играл на балалайке, на баяне!
Ты в жизни много горя повидал
Такого, что не выразить словами.

Охотник, садовод, фотограф и поэт,

В Башкирэнерго на Доске почёта.
За семьдесят и семь тобой прожитых лет
В альбомах благодарностей без счёта.

И мамочка была тебе под стать –

Мадонна с васильковыми глазами.
Уют и красоту умела создавать
Не знающими устали руками.

Твой чудный голос и твоя гитара

Звучат доныне в памяти моей.
О, как ты пела, мама, как играла,
Слепя всех нас улыбкою своей!

Я никогда не видела тебя без дела,

Играючи, ты домом управляла.
Конечно, милая, ты очень уставала…
Прости, я этого тогда не понимала.

Как мало я любила и жалела вас,

Как мало уделяла вам вниманья.
А ваше счастье было в детях, в нас,
От нас вы ждали и любви, и состраданья.

Увы, не повернуть мне время вспять,

Не вымолить прощения слезами.
Мне б на колени перед вами пасть,
Но тщетно всё. Ведь вы уже за облаками…

Не нахожу я выхода из этой драмы.

Но повторяю просьбу вновь и вновь:
Простите и примите, папа, мама,
И слёзы поздние, и позднюю любовь.