Г.Я. Мартыненко/23.08.2010
 

 
Реплика касательно термина «Математика гармонии»
 

            Некоторые ученые, причастные к разработке золотосеченской проблематики, с чрезмерной, на мой взгляд, горячностью оспаривают обоснованность введения в научный оборот термина «Математика гармонии». Несколько месяцев назад в  Академии Тринитаризма я уже писал о том, что данный термин имеет право на существование. Напомню некоторые фрагменты той статьи. Цитирую:

1. Обратимся к другому типу словосочетания: «математика ритма», «математика симметрии», «математика композиции», «математика устойчивости» и др. В примерах подобного рода в постпозиции фигурируют имена важных качеств какого-либо класса объектов, их универсальные свойства и категории: ритм, симметрия, прекрасное, целостность, разнообразие, сложность, равновесие, всеобщее и т. п. В этот ряд вполне естественно встраивается словосочетание «математика гармонии», поскольку слово «гармония» есть, как и в примерах, приведенных выше, имя качества, причем качества универсального. Такой способ терминообразования менее регулярен, но вполне естественен и не противоречит лингвистической интуиции. При этом нужно иметь в виду, что в определенной серии качеств термин «гармония» выступает как родовое понятие по отношению к таким понятиям как «ритм», «симметрия», «соразмерность», «пропорцио­наль­ность» и др.

            К сказанному добавлю следующее. Противники термина «математика гармонии»  ставят его в один ряд со словосочетаниями «математика информации», «математика кибернетики». Такое выстраивание противоречит и здравому смыслу, и тому, что было сказано выше, так как слова «информация», «кибернетика» и им подобные, в отличие от слова «гармония» в словосочетании «математика гармонии», не являются именами качеств. А «слово гармония» таковым является.

            2. Еще одна цитата: «В заключение остановимся на некоторых альтернативных способах формирования именований с использованием слов обобщающего характера — таких, как «начала», «основы», «основания» и т. п. Например, кто-то может пожелать назвать «математику гармонии» «началами математики гармонии», «основами гармонической математики» или «началами математико-гармонической философии» или чем-нибудь в этом духе. Здесь возможностей для полета фантазии много. Но при этом надо иметь в виду, что именования подобного рода могут быть хороши для названия книги, но не для отрасли научного знания. И еще. В русском языке слова «начала» и «основы» омонимичны, обозначая, с одной стороны что-то основательное, фундаментальное, а с другой — нечто простое, элементарное, школярское (например, одна книжка названа так: «Начала статистики для лингвистов»). В других европейских языках такой омонимии нет: ср. немецкое «Grundlage» или английское «Foundation».

      Спорщики настаивают на альтернативном «математике гармонии» именовании  - «начала математики гармонии», ссылаясь при этом на Эвклида и Ньютона. Насколько я помню, их труды обозначались с фундаментальным, почти божественным величием: НАЧАЛА. Коротко и ясно. Но надо быть Эвклидом или Ньютоном, чтобы так обозначить свое учение. Мне кажется, среди золотосеченцев, при всем моем глубоком к ним уважении, нет личностей масштаба Эвклида и Ньютона.

И в заключение, осмелюсь высказать  несколько слов по поводу критических замечаний в адрес А.П. Стахова, предложившего формулировку «математика гармонии». Можно, наверное, по-разному относиться к А.П.. У всех нас есть недостатки, в том числе и у тех, кто любит их выискивать. Все мы люди, все мы человеки.

Но для меня представляется несомненным и безусловным выдающееся место, которое занимает А.П. Стахов в золотосеченской теме. В этом меня убеждает  беспрецедентное в истории Советского Союза, России и Украины   патентование за рубежом изобретений, связанных с компьютерами Фибоначчи. Я не знаю, есть ли  среди авторов критиков А.П. авторы запатентованных изобретений. Если есть, то они  должны понимать, насколько это серьезно. В 60-е и 70-е гг. патентование хотя бы одного изобретения за рубежом для каждого НИИ было событием. А здесь 65. Пусть даже 10 – тоже здорово. Если среди критиков нет изобретателей, то поверьте человеку (мне, то есть), который имеет 10 авторских свидетельств, не ахти каких судьбоносных, но юридически признанных, правда, только в пределах СССР. Что касается А.П., то его изобретения признаны мировым патентным правом. То обстоятельство, что они до сих пор не имеют широкого внедрения на постсоветском пространстве, имеет оправдание: а разве на этом пространстве вообще внедрено что-нибудь путное за последние 20 лет? Это не вина А.П., а его беда. 

В качестве побочного, но мощного, эффекта изобретательской и научной активности А.П. Стахова можно назвать то, что он возбудил подугасший интерес к золотосеченской проблеме и способствовал продвижению ее в массы, к коей я отношу и себя. При этом никто не мешает нам заниматься в этой области серьезными делами. Придумывайте, изобретайте. Ищите и обрящете. А будет знаменем покойный Марутаев или живой Стахов, принципиального значения не имеет. Марутаев с «началами» вам не мешал, по-моему не «мешает» и Стахов без «начал».

 
Г.Я. Мартыненко
Доктор филологических наук, 
            профессор кафедры математической лингвистики Санкт-Петербургского университета